ОРТОДОКСИЯ.РУ - Где всполыхнет в следующий раз? Красноярский край - край непуганых коррупционеров

Где всполыхнет в следующий раз? Красноярский край - край непуганых коррупционеров

Где всполыхнет в следующий раз? Красноярский край - край непуганых коррупционеров

ЧАСТЬ 1.

19/04/2018/Ортодоксия.ру/.

Тотальное воровство бюджетных средств, выделяемых дотаций и грантов на развитие района и сельского хозяйства. Тотальная вырубка тайги, миллиарды от незаконно вырубленного леса, оседающие в карманах кучки чиновников и их родственников, приближённых к районному руководству. 


Для того чтобы выяснить, как работает коррупция на  низовом уровне, мы отправились в Красноярский край, где на примере двух районов, уже сейчас можно и нужно возбуждать уголовные дела и расследовать махинации, с помощью которых местные чиновники грабят государство.

Все имеющиеся сведения и факты,  изложенные в статье имеют документальную базу, которая будет  направлена во все соответствующие органы. Что последует за нашим расследованием и каковы будут последствия для чиновников, задействованных в коррупции? Что их ждёт - наказание или премия? Покажет время.

В Красноярском крае сосредоточены крупнейшие российские запасы угля. Масштабная угледобыча ведётся в Канско-Ачинском бассейне, широко известен крупнейший Тунгусский каменноугольный бассейн, нефтегазовые месторождения Юрубченского блока, крупное Ванкорское нефтегазовое месторождение. В крае открыто 25 месторождений нефти и газа.

Добытй в Енисейской Сибири уголь. Красноярский край. Нижнеингашский район
 

Всё неисчислимое богатство Енисейской Сибири не делает жизнь местных жителей лучше. Почему один из крупнейших регионов России, дающий стране до 95% от всех государственных запасов никеля и платиноидов, 20% золота, 63 вида промышленных металлов, не блещет роскошью, а влачит жалкое существование, идёт стремительное сокращение населения? 

Огромные территории Красноярского края, сёла и деревни находятся  в полуразрушенных состояниях.

Почему на фоне ежедневно уходящих в Китай верениц вагонов с сибирским лесом, дети местных жителей учатся в полуразрушенных гнилых сараях? Если это не коррупция, тогда как это называется? И кто должен ответить за планомерное уничтожение сибирской тайги и нищету местного населения? Куда уходят огромные средства, выделяемые на развитие районов, если люди продолжают бедствовать и вымирать? 

Въезжая в Ирбейский район, невольно возникает вопрос:  «Здесь что, недавно прогремела война?». Кругом разруха, бедность и грязь, это депрессивный район, каких на нашем пути оказалось немало. Наш сопроводитель говорит: «Война идёт сейчас, а мы в ней просто заложники». 

Местные жители занимаются  сельским  хозяйством, однако под этим подразумевается не всегда наличие ферм, зачастую это  просто вырубка и продажа леса.  Глава района Игорь Анциферов, как главный распределитель  бюджета, дотаций и грантов, а главное «делянок» в тайге, является  хозяином всего и вся. Он для местных жителей «царь и бог»

БЕЛЫЕ ПЯТНА – ЭТО МАСШТАБНАЯ ВЫРУБКА ЛЕСА

Одной из коррупционных схем местных властей, является схема под названием «белые пятна», с помощью которой идёт тотальная вырубка тайги, масштабы просто поразительны!

Участки леса, являющиеся  стратегическим запасом на случай войны, глава района отдаёт под вырубку. Заросшие земли сельхоз назначения, также отходят под вырубку, на деле это самая настоящая тайга, сосновый вековой лес,  с глухариными токами, дикими заповедными зверями и прочим лесным изобилием. 
 
На масштабных вырубках леса наживаются единицы. Простым жителям остаётся лишь сетовать: «Теперь ни ягоду не соберём, ни грибов, а зверь в деревню побежит».
 Вырубку «белых пятен» местные власти обосновывают тем, что там будут новые сельхоз угодья, однако вокруг множество пустующих полей, сеять и пахать  которые никто не собирается, ведь там нет леса, который можно очень дорого  продать.
 

Только одно «белое пятно», вырубленное под корень – это 500 млн. рублей прибыли, а таких участков в районе немало. Свист бензопилы здесь почти не смолкает. То есть речь идёт о миллиардах рублей. Предположительно, все эти миллиарды оказываются  в карманах небольшой группы людей, являющихся особо приближёнными к главе района, который в свою очередь, скорее всего, отчисляет средства  и более высокому руководству (это будут выяснять в ходе следствия).

Для того чтобы понимать масштабы вырубок, стоит заглянуть в документы и кадастр, открывая которые, мы понимаем, что это настоящее уничтожение сибирской тайги!  Деревня Агул, Ирбейский район, площадь  земельного участка с категорией «земли сельхоз назначения»- 5 184 004 кв. м, стоимость по кадастру – 22 291 217, 20 рублей. 

Леса же продано с этого участка на сотни миллионов рублей. Именно так и образуются огромные лысины, ясно видимые с высоты и запечатлённые на масштабных фотографиях. 

В Ирбейском районе подобных участков очень много, а потому уничтожение леса здесь идёт полным ходом, вагоны с лесом в Китай уходят регулярно.

Лесное хозяйство,   это в далёком советском прошлом. Теперь здесь правит сиюминутная выгода и жажда наживы, результатом которой является тотальное уничтожение сибирской,  знаменитой на весь мир тайги.

Мы отправились посмотреть на то, как именно происходит вырубка «белых пятен» в Ирбейском районе. «Лучше не показывайте, что у вас камера и снимите скрытно, это не безопасно», - говорят нам наши сопроводители, подъезжая к  «белому пятну» в тайге.  Увидев нас, люди, с суровыми лицами сразу же подошли к нам. «Кто такие?», спрашивают они. «Мы ищем здесь делянку Ж…., это здесь?», - говорят наши сопроводители, называя какую-то фамилию, видимо это местный «фермер». «Нет, мы другие», - отвечают суровые люди и провожают нашу отъезжающую машину недобрыми взглядами.

«Вы видели, сколько они уже вырубили, и это не самый большой вырубленный участок, сейчас вы ужаснётесь от масштабов, поехали дальше», - говорят местные.

Мы едем по тайге, кругом снег, но дорога хорошая и широкая, по ней явно постоянно ходят большие грузовики. Нам навстречу едет очередная машина с лесом, мы будем постоянно их встречать здесь. 

Подъезжаем к месту, где прямо посреди леса огромное «лысое» пятно, на снегу валяются остатки, срубленные  столетние сосны. Хозяин «белого пятна» забрал всё, что ему было нужно, он уже получил свою прибыль. «Как снег сойдёт, сожгут всё что осталось, чтобы стереть следы преступления», – говорят  местные жители. «А что же людям? Нельзя хотя бы это себе забрать на хозяйственные нужды?» - спрашиваю. «Да что вы, никогда, а если только попробуем хоть брёвнышко тронуть – посадят за воровство», - отвечают. Вырубленного леса только в этом месте оказалось на полмиллиарда рублей. Остальные «белые пятна» оказались не менее масштабными. Удивляет и скорость, с которой вырубается лес, огромные лысины в тайге образуются всего за несколько месяцев.

Местные жители пытаются спасти свой лес и пишут письма краевому руководству, ответы приходят в виде «репрессий» на головы «оппозиционеров». «Жители Ирбейского района возмущены работой главы района Анциферова И.А… Глава района, находясь в коррупционном сговоре с предпринимателями, которые осуществляют безучётную и бесконтрольную вырубку леса в д. Васильевка…», - так жители обращаются к исполняющему обязанности губернатора Александру Уссу. 

Вот что пишет местная газета «Ирбейская правда» (выпуск от 19 января 2018 года):

«С царских времён лес сохранили для потомков, которые его теперь бессовестно вырезают». Александр Побоев, местный старожил, пишет : «Сердце кровью обливается! Ведь нельзя подобрать слов, когда мы, старшее поколение, видим, что делают эти горе-чиновники с нашим лесом. Первопоселенцы, хоть и нуждались как в древесине, так и в землях, но не тронули прекрасный лес и сохранили его даже в самые тяжелые времена, во время войны. И вот теперь варвары 21 века, воспользовавшись «дышлом закона», вырезали всё подчистую! Раньше, когда наши деды здесь устраивали жизнь в Сибири, сосновый лес не трогали, а объявили его неофициально заповедной зоной, ведь там водились дикие животные, там и охота и рыбалка и ягоды и грибы. И даже к охоте относились аккуратно, чтобы популяцию не истребить. Не надёжным людям места глухариные не рассказывали. Теперь не то, что того природного изобилия и в помине нет, самого леса не осталось, весь сосновый бор исчез» - рассказывают старики в местной газете.

 

ОТСЮДА КИТАЙЦЫ УВОЗЯТ НАШУ ТАЙГУ

Китайский отправной пункт в Нижнеингашском районе удобно устроился возле железнодорожных путей. Заглянув за забор неприглядного предприятия, можно легко увидеть огромное количество леса, который грузят в вагоны и отправляют в Китай ежедневно. «Китайцы раньше покупали у нас лес и при этом платили всем, кто занимается непосредственно вырубкой и доставкой, а теперь они сами всё и рубят и возят, и даже работы для местных мужиков не дают», - рассказывает нам житель Нижнеингашского района.

Местные «оппозиционеры» пытаются вывести на чистую воду коррупционеров чиновников, стоящих за вырубкой тайги, но им в помощь всегда приходят ещё и местные криминальные группировки. 

МЫ ЗДЕСЬ ОППОЗИЦИЯ!

Красноярский край получает на развитие сельского хозяйства немалые дотации и гранты. Государство пытается поддержать развитие крестьянско-фермерских хозяйств. Однако получают эти средства главы районов, распределяя немалые деньги между «своими», родство и кумовство здесь играет самую первую роль.

 Всё бы ничего, если бы от этого была польза, однако, гранты и дотации часто просто оседают в карманах местных чиновников, а крестьянско-фермерские хозяйства остаются действующими и процветающими лишь в бумажных отчетах. 

Мы покажем, как именно работает такая коррупционная схема, на примере одного сельхозкооператива «Дары Малиновки» в Ирбейском районе. Данный кооператив ежегодно получает немалую господдержку. Только в 2016 году  данное хозяйство получило 54 млн. рублей на строительство коровников и прочего необходимого. 

Побывав там, мы увидели полуразвалившиеся коровники, без всякого ограждения, построенные и сохранившиеся ещё с советских времён. По словам местных жителей, молочную продукцию данное сельхозпредприятие вообще не производит, а завозит.  Очень логично предположить, что выделенные государством деньги были просто украдены. Так это или нет, теперь тоже  будет выяснять следствие. Это лишь один из примеров, которых в данной местности множество. 

Газета Красноярский рабочий (выпуск от 28. 02. 2018):

«…Управление Ирбейским районом свелось к расстановке близких людей на самые хлебные места и раздаче средств господдержки по принципу родства и кумовства. Глава района Игорь Анциферов пришёл к власти с поддельным дипломом, назначил на руководящие должности всех родственников, а заместителем главы стала чиновница С. Глушко,  ранее судимая за махинации с сельхозпредприятиями. Теперь она заправляет лесной отраслью и сельским хозяйством района…».

В этой же газете сообщается о нецелевых использованиях средств господдержки, а также о вопиющем отъёме земель сельхоз назначения у действующих и процветающих фермерских хозяйств, в пользу родственников главы района. 

Местные жители писали массу писем и обращений к исполняющему обязанности губернатора Красноярского края Александру Уссу. В ответ получали лишь агрессию от «команды» главы, ведь все обращения и жалобы спускались в район, а сами «возмутители спокойствия» мгновенно становились «оппозиционерами».

«Нашим фермерам не дают развиваться, отнимая у них земли, на которых они уже много лет ведут успешную работу и имеют прекрасные результаты», - негодует Андрей Григорьев, глава Врхнеуринского сельского совета в Ирбейском районе, рассказывая о том, что на него практически уже объявили охоту районные власти.

Кстати, на  следующий день после нашего отлёта, по району  стали распространяться  листовки против Андрея Григорьева, о чем нам уже сообщили по телефону. «Вот кто-то  настучал уже, что журналисты из Москвы были и что мы им всё рассказали, и вот результат», - рассказали местные жители нам, уже по телефону.

«Просим Вас не отдавать наши земли пришлой организации «Дары Малиновки», так как на этой территории находятся наши крестьянские фермерские хозяйства!», - пишут фермеры Усть -Каначульского сельсовета в обращении к краевому руководству.

«На протяжении многих лет данные хозяйства грамотно содержатся,  мы являемся хозяевами своего дела. Все эти годы деревня живёт за счет этих хозяйств.  Пришлые организации, зачастую получают быструю прибыль и оставляют нам опустошенную землю. Так было уже не раз. С приходом крестьянско-фермерских хозяйств,  мы живём и работаем, кормим и одеваем наших детей, деревня живёт. Мы грамотно возделываем землю, оставляя плодородную почву для будущих поколений. Половина населения нашего села живут за счет подсобного хозяйства. Передав земли, мы сразу же будем иметь проблемы с заготовкой кормов для скота, проблемы с пастбищами и т. д. Так как земли эти уже не будут принадлежать нам, мы просто лишаемся возможности вести и дальше полноценно нашу крестьянскую работу. Думая о выгоде, не забывает ли наше руководство о простых жителях, которые не опустили руки, не спились, а обеспечивают свои семьи и в целом дают работу и жизнь селу. Есть много свободных земель, необработанных и запущенных, отдайте эти земли организации «Дары Малиновки». Услышьте наш крик души!»

«Крик души» жителей Усть-Каначульска не был услышан, земли передали «Дарам Малиновки», а местных «бузотеров» объявили «оппозицией».
 
«Средства от государства на развитие сельского хозяйства получают только те, кто согласен сразу же отдать 2 и более млн. рублей», - пишут в ещё одном слёзном обращении к Красноярскому руководству  отчаявшиеся крестьяне.

При этом добавляя: «И ведь, черт бы с ними, с их ворованными деньгами от государства, пусть бы воровали, но ведь земли-то под видимость развития сельского хозяйства они у нас забирают, у настоящих фермеров, у крестьян. А мы на этой земле уже столько работаем и деревни свои благоустраиваем за счет этих хозяйств. Но нам просто не дают жить, не дают работать, не дают даже выживать».

«Мы здесь оппозиция», - говорит глава поселения Верхнеуринского сельского совета в Ирбейском районе Андрей Григорьев. Бодрый и спортивный человек, руководитель военно-спортивного клуба, бывший участник боевых действий, ополченец Новороссии.

«Нас здесь просто уничтожают, перекрывают кислород. Так как мы вне коррупционной схемы, на нас даже бюджет почти не выделяют, мы просто выживаем всем поселением. О безопасности вообще нет и речи. Половина нашего поселения стоит на заброшенных угольных шахтах, мы можем просто провалиться скоро все, ведь шахты могут начать гореть, а местным МЧС плевать».

«Вы знаете, нам здесь очень сложно исполнять указы президента, иногда это граничит с риском для жизни», - говорит  Андрей Григорьев. « Иногда вот хочется бросить всё и поехать воевать, на войне ведь проще, но я всё же останусь. Не брошу своих, будем воевать до победного. Это наша земля, она сейчас, буквально, горит у нас под ногами, но мы будем за неё биться».
 Говоря «земля горит у нас под ногами», глава поселения делает это не ради «красного словца», ведь с приходом весны половина села может просто провалиться под землю, так как заброшенные подземные угольные шахты могут возгореться. В прошлом году в каком-то месте уже провалился мужчина с лошадью, а это значит, что опасность существует крайне серьёзная. По сути, местное МЧС должно уже сейчас принимать меры по предотвращению чрезвычайно ситуации, но глава района не давал таких указаний. А все увещевания главы поселения, который и сам проживает в этом селе с семьёй, просто игнорируются, ведь он «оппозиция».

Андрей Николаевич показывает нам отснятые на видео и фото показательные выступления своих ребят по военно-патриотическому воспитанию. «Вот эти ребята потом пополняют ряды нашей армии, спецназа, я воинов воспитываю, чтобы было кому Родину защищать».

Между собой мы прозвали этого человека, с ясными глазами и военной выправкой, «Братом-2», только вот врагом у красноярского брата оказался вовсе не американец.

Мы ехали по районам  и смотрели на гнилые разрушенные дома, людей очень мало, повсюду серость и уныние. Но вдруг, посреди всей этой разрухи, нам попадается большой новый дом, рядом с которым блестит  новенький джип. Это наверное, местный «фермер»и живёт он здесь совсем неплохо,  даже по московским меркам, ведь он «занимается лесом» и «развивает сельское хозяйство».

 

ТО ЛИ ШКОЛА, ТО ЛИ САРАЙ

«Ой, я боюсь, меня с работы уволят, может быть не надо тут ничего снимать?», - со слезами на глазах проговорила пожилая женщина, работающая вахтером в сельской Ирбейской школе.

 Впрочем, то, что этот сарай и есть школа, можно понять, когда подойдёшь поближе и увидишь на двери табличку: « Школа №2». 

После звонка директору школы, женщина сказала: « Ребята, проходите, в конце концов, кто-то же должен положить всему этому безобразию конец, пусть увольняют, я уже на пенсии».

Сарай, который называется школой, каждый день наполняется детворой, там учатся 200 учеников. 

Обшарпанные двери, гнилые полы под рваным старым линолеумом, это не самое страшное. 

В спортзале, где малыши занимаются физкультурой  вот- вот рухнет стена и для того, чтобы она не упала в тот момент, когда там находятся дети, там применяют «супер-технологии», по безопасности: наклеивают бумажечки с печатью и каждый день проверяют, если бумажка рвётся, значит стена поехала и скоро упадёт, надо ставить очередную подпорку. 
 

Детям не разрешают прыгать и бегать, так как спортзал может рухнуть. 

Мы проходим в класс для первоклашек и видим огромную дыру в потолке, к которой прибита картонка, рядом с картонкой трогательно висит распечатанный на принтере портрет Путина.

Едем в соседний Нижнеингашский район, расположенный  в восточной части Красноярского края, глава этого района Петр Малышкин.

«На ремонт этой школы было выделено государством в целом 27 млн. рублей, и сейчас вы сами убедитесь, что школа вовсе не выглядит отремонтированной. 

Меня заставляли подписать акт о выполненных работах, но когда я увидел, что там и «конь не валялся», никакого ремонта нет, только сайдингом отделаны  стены, и то не все. Я, конечно же, не подписал этого. Это же преступление, как я мог, там же дети»,- рассказывает нам бывший заместитель главы района Виталий Макаров, уволенный  за то, что не согласился подписать акт о проведённом ремонте этой самой школы. 

 Фасад небольшой деревянной  на вид трухлявой школы, старательно обит белым сайдингом, торцы и задняя часть школы, это серо-коричневые старые стены, с торчащими в щелях остатками желтой пены. 

С крыши свисает огромная балка, она вот- вот оторвется, её качает сильным ветром.  Кругом  грязь и никакого благоустройства.

Прямо возле школы лежит огромная куча угля, от которой  растекается черная жижа. Вокруг школы валяются остатки деревянного забора,  с торчащими гвоздями и арматурой.

«И вот где эти десятки миллионов рублей, выделенные на ремонт этой школы? Да за такие деньги можно было новую отстроить, зачем было вообще ремонтировать эту гниль?», - сокрушается Виталий.

Итак, глава района Петр Малышкин, как главный распределитель средств, получил на ремонт двух школ порядка 47 млн. рублей. На ремонт МБОУ «Кучеровская СШ» было выделено 27 605 446,96 рублей, на ремонт МБОУ «Тиличетская СШ» было выделено 19 552 043,92 рублей. 

Следуя данным, изложенным в газете «Красноярский рабочий» (выпуск 11.02.2016) и заявлению в окружную прокуратуру края от бывшего заместителя главы района Виталия Макарова, который имел доступ ко всем сметным и отчетным документам, становится ясно, что акты о выполненных ремонтных работах просто подтасовывались.

 Ремонт школ производился вовсе не в тех объёмах, которые были указаны в актах приёма. В подтверждение данных фактов (предположительно кражи госсредств), мы имеем письмо местных жителей, в котором родители детей жалуются на то, что опасаются пускать детей в школу 1 сентября, где после ремонта, так и не устранена аварийность: 

«Мы, родители опасаемся за жизнь и здоровье наших детей, которые могут оказаться под градом отвалившейся штукатурки с потолка, Помогите нам уберечь детей от некачественно проведённого ремонта нашей школы…», - пишут в своём обращении к губернатору жители Нижнеингашского района.

Совершенно очевидно, что гнилушки сараи, в которые родители боятся отпускать своих детей на уроки,  вообще не надо ремонтировать, а надо построить новые и хорошие школы. И так же ясно, что старый сарай, отделанный частично  сайдингом, не выглядит отремонтированным на десятки миллионов рублей. Это видно невооружённым взглядом, а также четко прослеживается, когда заглядываешь в сметную документацию, которую нам  показал,  ныне уволенный,  бывший чиновник Виталий Макаров, отказавшийся подписать акты о проделанных и несуществующих ремонтных работах.

 А ТЕХ, КТО БУДЕТ ПРОТИВ  – СЖЕЧЬ

«Это наш хлебозавод, он недавно сгорел при странных обстоятельствах. Дело в том, что хозяин этого завода был человеком честным, пёк хлеб, булочки, любил своё дело, любил кормить людей свежим хлебом. 

Когда сгорел хлебозавод, он не выдержал и умер от сердечного приступа. Он ведь был одним из нас, «оппозиционер» местный», - рассказывают местные жители. «Очень его жаль, хороший был человек, а если честно, то мы и за себя всё время опасаемся».

Все подтверждающие документы, выявляющие коррупционеров, отдельно взятых чиновников, в данных районах, будут отправлены, вместе с этой публикацией во все соответствующие инстанции: Генеральная прокуратура РФ, Следственный комитет РФ и другие.

Что из этого получится? Покажет время.

А жителям Красноярского края, мы желаем не сдаваться.  Ведь мы народ победитель, и вот теперь наш враг находится внутри нас самих, это наша трусость в борьбе со злом под названием – коррупция!  Победите свою трусость и страх – и вы победите коррупцию.

Валентина Боброва, Национально-консервативное движение


Продожение следует

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Подписка на новости